Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:58 

Тра-ля-ля! Эль вернулась, а с ней очередная порция мракобесия!

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Философия душевой кабинки:
Если это нельзя съесть, это можно трахнуть.
Сначала трахни, а потом съешь.
Если это нельзя ни съесть, ни трахнуть, вышвырни прочь. - Аноним

Мой отец любит меня. Я вынуждена повторять себе это каждый день. Когда он пропадает неделями, под утро внезапно оказываясь в моей родной кухне. Когда он гремит кастрюлями, звенит тарелками, уютно шипит подсолнечным маслом - эдакий домашний папский шум. Когда, удрученно бормоча себе под нос, он точит мои ножи. Я его не просила, но, Лана, как же ты проживешь с такими ржавыми и тупыми ножами? Не дело. Девочка всегда должна иметь при себе острое лезвие, чтобы компенсировать то, что отняла у нее беспощадная биология.

Mon papa m'aime. Daddy loves me. Я вынуждена повторять себе это каждый день, когда он криво улыбается и подмигивает мне из телевизора, где беспомощная розовая репортерша завороженно спрашивает его, каково это - быть открытым людоедом в наши предубежденные времена. Не так уж сложно, успокаивает ее отец, закинув ногу в клетчатой брючине на ногу. Надо только быть богатым и уметь радоваться жизни. Дура, овца. Спросила бы лучше, каково быть ребенком из плоти в доме того, кто пожирает плоть.

Мой отец знаменит в своих кругах. Его книги следует брать осторожно, лучше в сыромятных перчатках, или обернув руку домашним полотенцем; его слова кусаются так же болезненно, как и он сам. Люди всегда ведутся на скандал и опасность, веря, что именно их они не затронут, подтверждая психологический феномен веры в собственную избранность. Теперь он может ни в чем себе не отказывать. Костюмы, пиджаки, стена трубок ручной работы - он сознательно отравляет себе легкие, чтобы не сожрали конкуренты.

Над его рабочим столом висят две картины - незнакомая обнаженная женщина, набросанная, возможно, тем самым углем, на котором он ее зажарил.(Он говорил мне, что купил картину на Монмартре, но я ему не верю). Совсем рядом - Леда и Лебедь, красочная и современная интерпретация. В далеком детстве он усаживал меня на колено. Мы рисовали оранжевых, лиловых, и синих котов в программе Paint. Мы распевали детские песенки в старый скрипучий микрофон. Мы обсуждали, какое домашнее животное купим, когда мама наконец поймет, что он оказывает на меня сугубо положительное влияние и отпустит меня жить вместе с ним. Мой болезненный, хрупкий детский стан все воспринимает гипертрофированно. Подо мной - горячий, жилистый стебель отцовских чресел. Передо мной - постель Леды в ультрамариновых складках. Ее мягкий живот, игриво растопыренные пальчики на ногах, голый и пухлый лобок, крупные губы полностью скрывают развязную, красную, глубокую внутренность. Изящная, любопытная головка лебедя, поднесенный к самому лобку бронзовый клюв.

Меня это не шокирует. Мой отец людоед, а не евнух, и вроде не гомосексуалист - хотя он и высказывается в пользу ЛГБТ. Как и у всех, у него есть желание, есть привязанность к женской форме. Я вообще мало чему удивляюсь. Мой единственный вопрос завяз в табачном дыме и, неотвеченный, ускользнул в форточку.

Зачем ты позволил мне родиться? Ты не хотел детей. Ты хотел лишь новый экспонат в твою коллекцию альтернативного искусства.

читать дальше

@музыка: Ленинград - Ласточка

@настроение: чего то не хватает

@темы: проза

04:29 

С весной! И немного про страшилки

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Сегодня в честь первого апреля я подцепила какую-то заразу и эффектно оранжево заблевала клумбу у общаги. А сейчас сижу и смотрю классический "Кошмар на Улице Вязов" , фильм, который для меня, как ни странно, символизирует невинность и время, когда любые вопросы были отвечены посредством веры в избранных и всяких сверхъестественных чудищ. Мы с Сашей, соседкой по даче, смотрели его лет в двенадцать на гудящем портативном плеере, болтая грязными босыми ногами в воздухе, дабы не замарать тахту. Днем мы всячески вдохновлялись и стращали Сашиного младшего братишку, воспроизводя царапины в стиле Фредди на стенке моего дома ржавым гвоздем. А ночью было еще более здорово, ужасно и сладостно шастать друг к дружке и домой темными, росистыми участками, в колкой траве, стараясь ни минуты не выпускать из поля зрения спасительные белые пятна фонарного света, воспроизводя в голове беззаботные детские песенки. Что-то разбуженно ворочается за стенкой, пытается выбраться из завалов дедушкиных палаток, спальников и ботинок, и мне прекрасно все слышно, ведь я сплю рядом с входом на чердак, а все остальные спят, и вес ответственности за встречу чудовища лежит полностью на мне. Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро. Тревожно заблеяли соседские козы, дисгармоничным стоном ответило неглубокое болото за забором. Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету. Через час начнет светать, и над ужастиками снова можно будет смеяться. Недолго осталось дотерпеть, а пока - спрячься в тонкое нафталиновое одеяло поглубже, может, успеешь выскользнуть из чьего-то рта, пока его, невкусное, будут пытаться выплюнуть.

Этот "дачный страх" остается для меня очень тонким и фактически невоспроизводимым разделом человеческого ужаса. И пока мне не удалось отыскать его снова ни в одном фильме - зато удалось в набирающем популярность жанре страшилок, захватившем Youtube. Эти две истории от рассказчика Nosferatu рушат для меня законы времени и пространства и переносят обратно, в полузабытую двенадцатилетнюю бессонницу, когда всем, чего я боялась, была темная и крутая лестница со второго этажа на первый.

А сейчас, кстати, Кошмар вполне хорошо выглядит. И вообще должен быть сохранен в архивах навсегда, потому что это единственный фильм, в котором Джонни Депп играет хорошего мальчика, который слушает маму. Потом все как-то покатилось по ухабам под откос.




@музыка: сладкий молодой голосок Деппа

@настроение: хорошо, когда не блюешь

@темы: проза

06:17 

Лето 2016. Этюд.

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Как сделать так, чтобы тебя воспринимали серьезно? Как объяснить здоровому человеку, что такое посттравматическое расстройство, не одалживая у дядиного знакомого рецидивиста Смит Вессон и не выпуская на ближайшей вписке очередь в потолок?

Милый мой друг, знай - когда с тобой случается какая-нибудь по-настоящему страшная вещь, она не может остановиться и произойти только рвз или два. Увлекшись, как заигравшийся ребенок, она настигает тебя снова и снова, волочится по полу, обхватив за ноги - канючит, что никуда ты из прошлого не делся, и что ты только выдумал себе все это так называемое настоящее, а на самом-то деле ты все еще там. Когда ты забываешь думать свои навязчивые мысли(анализировать собственную травму, вставь нужное) по крайней мере раз в день, они начинают громко, вереща и толкая изнутри черепную коробку, требовать внимания. Тогда-то и наступает диссоциация, усугубляющаяся с каждым шагом по эскалатору вниз в ревущее - будто бы от голода - метро. И я почти готова принять, что я лишь воображаю все это - дребезжащие стекла вагона, сиденья, пустеющие по мере того, как мы приближаемся к конечной станции "Юго-Западная". Что мои фантазии стали настолько утонченными, что в них появилось разочарование. Я ведь не очень-то и спешу в театр. Я специально пораньше вышла из дома, чтобы успеть на Аллею Кинозвезд, дать традиционное пять отпечаткам ладоней Александра Абдулова и Олега Янковского. Но их теперь там почему-то нет; выкорчеваны вместе с плитками. Если уж ты привыкла жить в выдуманном мире, пусть в нем будет столько же промахов, сколько и в реальном. А то как-то уж очень легко все выходит.

Вагон сильно трясет и я прихожу в чувство. Окна сильно дребезжат, раскалывая музыку в наушниках. Сиденья пустеют по мере того, как мы приближаемся к конечной станции "Юго-Западная". На освободившееся передо мной место садится смутно знакомый Дориан Грей с капризными губами, светлой челкой и зефирными, вечно молодыми щеками.

Я - в реальности. Я чувствую, как подо мной ходит пол мчащегося вагона. Дориан Грей напротив меня телесен и обыден. Он едет на работу в театр на Юго-Западе, где мы с ним, можно сказать, познакомились. Мы с ним обмениваемся тусклыми взглядами человека, уставшего, но смирившегося с жарой.

Мы с Дорианом Греем идем поодаль друг от друга по негромко переговаривающейся будничными голосами зеленой алее, где еще не вымерли ларьки и компании дворовой молодежи. Рыжая церковь торчит из-за широкой дороги. Разбухшее солнце клонится к закату. До театра прогулка недолгая, тенистая и приятная в практически любую погоду - одна из причин, по которой я так его люблю.

Дориан Грей ошивается у служебного входа, а я, примостившись на скамеечке у одного из местных подъездов, достаю туфли на высоченных черных каблуках из сумки и переобуваюсь. Асфальт царапает ноги. Я жива, мое тело здесь, оно весомо.

Я завязываю шнурки туфель в тугой черный бантик. Дориан Грей треплется с кем-то по телефону, смоля воздух, облокотившись о жестяные перила.

- Да ничего, я тут уже почти на работе...

У меня билет на две персоны. Вторую персону ждать еще как минимум минут сорок. Передо мной раскинуты бесконечные пути-дороги. Я могу искать неприятностей в дворовой утробе, могу сходить и купить фанты, которая хотя бы на пару часов заставит забыть, что я ничего сегодня не ела, кроме украденной из гостей чурчхелы. Могу, как всегда, заткнуть уши каплевидными пробками от дорогой фирмы и диссоциировать.

Но вместо этого я задираю ноги на скамью и, сообщив персоне через СМС, что я жду, сквозь прищур наблюдаю за освещенным солнцем хребтом театра, слушаю околослужебную, милую каждому театралу болтовню.

Настоящее стоит того, чтобы в нем оставаться, даже если прошлое верещит и настаивает, что оно важнее. Все-таки, милый мой друг, именно в настоящем времени рядом со мной в метро сел настоящий Дориан Грей.

@музыка: Би-2 - Алиса

@настроение: и кто весь день ни хрена не делал, а писал? ЯЯЯЯЯЯЯ

@темы: проза

17:37 

Однако

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Создатель "Темного Дворецкого" Яна Тобосо характеризует демона Себастьяна как "гурмана-извращенца". Кажется, страсть к кулинарии становится новым стереотипом антигероя нашего времени

@музыка: ветер, сдувающий с ног собаку

@настроение: ыыыы.

@темы: в атаку отаку

04:57 

О снах и Юнгианской Персоне

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Моя мать утверждает - особенно часто ей приспичивает вспомнить об этом, когда мы мирно и буднично паркуемся в гараже возле дома- что ей несколько раз снилось, что я ударила ее ножом. Я не испытываю к ней ненависти. Я не знаю, какая часть меня выскальзывает, выплывает на гребне дельта-волны и поднимает на мою мать, мягкую и обидчивую, самое интимное оружие на свете.

Когда мне было лет одиннадцать или двенадцать, и я училась в гимназии 1514, я впервые в жизни сознательно вылепила себе персону. В прошлой школе надо мной издевались за очки, высокий рост и более чем скромные доходы родителей - за мечтательность - за список чтения, в котором я с одинаковым рвением штудировала индусские сказания о Кали и комиксы о Чародейках - за беспомощную и надоедливую дружелюбность ребенка, который родился летом и потому мог приглашать на праздник любого хорошего мальчика, любую чистенькую(даже не очень - говорила бы спасибо и пожалуйста) девочку с улицы. Дружелюбность сослужила мне плохую службу.

- Ты чокнутая, - холодно сообщила мне одна из нескольких моих мучительниц, Кристина, с колеблющейся высоты качелей в виде жирафов. - Чокнутая - это значит глупая, если ты не знаешь.

Чтобы завоевать звание умной и достойной человеческого обращения обратно, я забрала звание "чокнутой" из словаря Кристины и присвоила его. Дружелюбность стала ногами на голову, как карточная дама. Я заменила всю одежду на черную, пользуясь внезапным скачком роста как невинной причиной обновить гардероб. Я скупала фильмы ужасов в Media Market из корзины "все по 99 руб" чуть ли не оптом, культовую ли классику вроде "Изгоняющего Дьявола" или какой-нибудь беспощадный трэш про тыквоголовое чудище в смертельной схватке против Джодель Ферланд. Последняя была в то славное время известна тем, что в ее ангельской внешности продюсеры видели что-то зловещее и постоянно снимали ее в инфернальном жанре. Джодель Ферланд - икона. Ее видели почти все, только вот мало кто сможет назвать по имени, это она вынесла в широкие массы архетип "злобной маленькой девочки", это она в Стране Приливов, Деле Номер 39 и Сайлент Хилле сглаживает круглыми щечками самый кровавый кадр.

Мою внешность строго в тот момент было сложно назвать ангельской, но вот пункт с "чем-то зловещим" был вполне выполним.

Я переняла жестикуляцию и удручающе грязные шутки вампиров из своей коллекции ужастиков. Я перечла самые завалящие, позабытые всеми рассказы из французских антологий просто потому, что издательство Азбука-Классика причислило их к жанру готики. Я вставляла неудобно лесбийские(какое тонкое вангование!) монологи Кармиллы и присказки о том, что Мишка и Локис - одно и тоже в каждый разговор о школьный невзгодах. Я выглядела нелепо(спросите у любого, кто знал меня тогда). Но все же, сквозь неуклюжий фильтр моего недозрелого характера, зловещая персона высвободилась и начала творить непонятные вещи.

Как-то на переменке моя одноклассница Сусанна отвела меня на задние парты, к меланхоличному подоконнику - центру классной светской жизни, своеобразному форуму нашего исхудалого Рима. С него мы атаковали заносчивых старшеклассников бумажными самолетиками, и на нем же в апреле месяце неприлично толпились - понюхать весну.

- Ты мне снилась, - запальчиво произнесла Сусанна, такая же чернявенькая и тревожноглазая, как Кристина. - Ты явилась ко мне во сне, в том черном платье, за которое тебя Васька(классный руководитель) наругала неделю назад. У тебя весь рот был в крови, и ты разорвала моего плюшевого тигренка зубами на куски.

Я убедила ее, что это - всего лишь побочный эффект дружбы со мной собственно, и с церемониальным выражением лица нацарапала ей защитную пентаграмму на листке, выдранном из тетрадки по математике.

- Приснись еще, это было круто! - Я проводила уносившуюся прочь с пентаграммой Сусанну своей самой зловещей улыбкой, еле заметной из-за толстых щек. Кажется, я начала приобретать желанную репутацию. Видеть неподдельный страх и завороженность в глазах Сусы для меня было слаще, чем найти на дне рюкзака с Джеком Скеллингтоном первую валентинку. Я так и не узнала, от кого она, но платье, явившееся Сусанне, висит у меня в шкафу до сих пор.

Моя первая настоящая подруга Дашка была первым же читателем моих романов ужасов. Отличница Дашка шипела и пиналась, когда я в очередной раз совала ей тетрадку с черепами и алыми термоядерными облаками в середине урока - но после, когда грязный Московский снег становился сиреневым, и мы заледеневшими пальцами шарили по дну пачки с купленными из соседнего магазинчика чипсами, падали в сугробы, наблюдали, как греются у теплоцентрали вполне готичные вороны, Дашка с восторгом расспрашивала меня о судьбе героев, героинь, клыков и распятий. Она никогда не знала, что плебейкам вроде нас о вампирах можно писать, не только наблюдать за их тленным гламуром через экран родительского телевизора.

Однажды Дашка грубо отказалась читать новую порцайку моих незатейливых подражаний Лестату, демонстративно попросила пересадить ее за другую парту и ни к селу ни к городу начала встречаться с Вадимом, гадливым авторитетом класса, единственным, кто мог соперничать с ней в математике, а со мной - в беспардонности. Я тогда в приступе инфантильной ревности больно дернула ее за волосы, а она так холодно и односложно отвечала на СМС с моей "Нокии", что я впервые в жизни расплакалась из-за женщины. (Опять же - какое провидение!)

Через неделю мы помирились. Вороны снова грелись у теплоцентрали, мы снова делили варежки на двоих, и Дашка провожала меня до остановки. Когда мы сели на заледеневшую скамью дожидаться, пока из розовых воспаленных облаков не явится мой троллейбус, Дашка показала мне свою квадратную практичную ладонь, всю забальзамированную многочисленными пластырями.

- Ко мне приходили твои вампиры, - сказала Дашка, и на дне ее выпуклых глаз я различила искреннюю тревогу. - Вечером на прошлой неделе я увидела белое лицо в окне. Вроде как твое, только вот какое-то худое и мужское. И все в крови, - добавила она после недолгой паузы. - Я так испугалась, что стакан выронила. Осколки убирала полчаса... Скажи, ты можешь их позвать обратно? Пусть ходят к тебе, тебе это нравится, а мне на такое отвлекаться нельзя... Мне за нас обеих контрольную писать, а я спать не могу!

Я поняла, что моя сотканная из слэшеров, Энн Райс, детских обид и преждевременного созревания персона вышла из-под контроля, когда она пустила Дашке вполне реальную, лейкоцитовую кровь. Поняла, что творится нечто неладное, когда, подсадив парочку подруг на фильмы ужасов - как сейчас помню нас, сгрудившихся вокруг тусклого экранчика с "Телом Дженнифер", мои округлившиеся плечи стиснуты с двух сторон напряженными ладонями, я ухмыляюсь, предвкушая чужие мурашки и тошноту - убедилась, что без меня они больше не могут спать. В полночь на мою нокию приходили панические СМСки о том, что делать, если темнота уж слишком угрожающе клубится в углу комнаты. Я допоздна сидела в комнате своей дачной подруги, убеждая ее, что демон в ее комнату не заявится - он уйдет ночевать ко мне, как всегда. Ну куда он еще попрется как не к той, кто лично его придумал и пропиарил? Нарожав собственных чудовищ и пустив их бродить и шамкать челюстями среди моих друзей, родственников и знакомых, я была вынуждена заменить свою посредственную личность на роль эдакой символической Баффи.

С тех пор я пробыла готом лет эдак до пятнадцати, после чего мне это надоело, хотя бы потому, что теперь мою личность не определяет наличие или отсутствие одежды - мне живется легче с полупустым шкафом. Увлечение вампирами осталось, но скорее в психологическом плане: клыкастый жанр чуть ли не первый пронес в массы тему гомосексуальности, а книги Райс - очень яркий пример работы, рожденной острым посттравматическим расстройством. Фильмы ужасов я тоже до сих пор люблю, но не стараюсь болтать о них с каждым встречным, понимая специфику увлечения и то, что далеко не все обязаны его разделять. Ну и чувствовать себя ответственной за порушенную психику человека мне тоже больше не хочется. Может, оттого-то, кстати, я и подалась на психфак - выслужиться за те несколько смятых в хлам невинностей, павших жертвами моему желанию стать "крутой".

Я больше не терроризирую никого нарочно. Мне впервые в жизни достаточно простого человеческого общения - его вкус стал неожиданно сладок после почти шести лет за языковым барьером. Только вот проклюнувшаяся на окраине детства персона никуда не девается. Я до сих пор пугаю соседей по общаге, когда, полуслепая от любви к чтению, путаясь в темно-русых лохмах и белых ногах, иду ночью попить воды. Люди бросаются ко мне, почуяв приближение смерти - я иногда упоминаю в разговоре, что у меня умерла женщина, заменившая мать, и что в моей Московской квартире происходит будничная паранормальная активность - это все, что они запоминают обо мне. Моей интернет-подруге из Владивостока я тоже снюсь, как и моей матери - я, давно уже ставшая вегетерианкой, феминисткой и пацифисткой - и молчу, и хочу заколоть ее самым интимным на свете оружием.

Я люблю, когда у читателей возникают разнообразные ощущения в позвонках при прочтении моих рассказов, но не понимаю, почему моей персоне мало оставаться в прозе. Почему она должна выходить из-под контроля скромной и привязчивой тени и отторгать от меня людей.

Будьте осторожны при выборе персоны, дети, ведь потом может выясниться, что всю оставшуюся жизнь она будет выбирать вас.

@музыка: The Dead Weather - Rolling in on a Burning Tire

@настроение: вроде день прошел не зря

@темы: очень очень личное

01:48 

Интернациональные хиханьки.

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Диалог.

X: (обращаясь к собаке, которая не любит быть одна) малыш, малыш, я сейчас к тебе вернусь. А вот был еще один еще один малыш, из книжки про Карлсона, и у него собачку почему-то звали Сутенером.
Y: а, точно. У него была таксочка Бимбо, это же сутенер по-английски. Но неужели ты удивлена?
X: ?
Y: ну а как еще могут назвать собаку в НОРМАЛЬНОЙ ШВЕДСКОЙ СЕМЬЕ ПО ФАМИЛИИ АНДЕРСЕН????
Х: а возразить-то и нечем.
Y: (удовлетворенно) хорошая беседа, пости на Фейсбук.

@музыка: Joan Jett - Bad Reputation

@настроение: внезапная продуктивность

@темы: будни билингвы

09:56 

Стихотворное. Андерсен

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Роняя шифр Сбербанка, ручку, Люминал
В пучины эстетического горя
Ты носишься за мной по кромке моря.
Ты три недели юношей меня считал -

Величественно влип ты мимо кассы.
Мой Андерсен, ты нынче беспокоен.
Поверь, что не из-за меня ты болен
Тебя бы не спасли мои скупые ласки.

Ганс Христиан, ты так упрямо странен.
Ну где твоя святая ласточка, амиго?
За окнами встают Москва, и Каунас, и Рига.
Я в жизни не летала в Копенгаген.

Да ты посмотри на себя, посмотри на себя, посмотри на себя - сказочник, блин! - сказочник, завязший в собственном сюжете, сказочник, размазанный принцевой каретой - ты погибнешь, если не научишься писать реализм чистой воды.

Ты носишь мартинсы, прикрывши хрен крапивой,
Пьешь слезы женские, закусывая снегом.
Восьмерку на боку считая оберегом.
Ты даже не считал меня красивой.

В российских семьях можно бить жену,
И в Пакистане можно, но не сильно.
Тиран синебородый стал не сказкою, а былью.
Перро, наверное, тоже бил. И не одну.

А ты, Ганс Христиан, хребтом беспечным
Отверг неутешительную дружбу.
Модель семьи служит тебе плохую службу
Два горьких тела, между ними - вечность.

Нет-нет-нет, ты рви, пиши, зачеркивай, творчество твое, мешать не смею. Ты переписываешь меня попеременно спереди и сзади, не брезгуя орально поглумиться над манерой речи. Тебе не нравится мое имя, потому что оно означает "она" по-французски, напоминая о твоей лингвистической слепоте. Ты меня переименовываешь - да какой я в жопу Элиас, где ты видишь у меня кадык, где видишь перворожденное право унижать и властвовать, где ты видишь ответ - нет, Элиза еще хуже, пиши про Элиаса - мудак - сколько раз тебе повторять, мужчины меня не интересуют - а теперь у меня их все двенадцать. Двенадцать мужиков пошли ебаться с Лизой, тра-ля-ля. Ночью они мои младшие братья, а днем вообще лебеди, выбирающие клювом из перьев обожравшихся крови паразитов. Одно извращение за другим. Нет, ты пиши, пиши, но почему же ты так злишься на меня?

Протиснув вечность посреди постели
Ты отвергаешь, что наш союз просрочен,
И архетип мой сказочный непрочен.
И что дворовые коты давеча съели

Ту легонькую ласточку, что всегда вила
Гнездо из откровенного вранья
- Ганс Христиан, это всего лишь мания -
Она и в теплых-то краях-то не была.

Роняя шифр Сбербанка, ручку, Люминал -
Твой слог, Ганс Христиан, ужасно ломкий -
Плетешься вслед за мною вдоль соленой кромки.
Ганс Христиан, признайся честно, ты устал?

Тебе мешает разрядиться вечность,
Упрямо воткнутая меж нашими телами,
Я не хочу, чтоб кончил ты в Бедламе.
Я обещаю, друг, что станет легче

Когда ты примешь смерть не как злодейку,
А как досадную формальность жизни.
Ты помнишь ведь, как долго получали визы?
Простаивали в школе на линейке?

Элиза скомкана и убрана в корзину,
Теперь - я ласточка(та самая, что съели)
И ты переживаешь долгие метели
Моим потенциальным возвращением и Сплином.

Ганс Христиан, глянь только веселей - пройдет ненастье.
Спи ночью, ешь не только снег, пей Люминал
Ты юношей меня всегда считал,
Забыв, что пола нет у истинного счастья.

Я бумаги принесла, на, подавись, пиши. Графоман несчастный, да еще и латентный гомосексуалист в придачу. Если уж ты извращенец, то носи свое бремя с гордостью, бери пример с меня. Или с этой своей Снежной Королевы, она тоже как-то подозрительно падка на маленьких мальчиков. На каток? Ну зачем нам на каток? Нет, если ты хочешь, пошли. Все равно ты никуда отсюда не выходишь, все ждешь своих ласточек, а у ласточек свои проблемы и курсовая недописана. Ну хватит врать-то, Ганс Христиан, не любишь ты меня. Ты любишь только то, что во мне никогда не кончаются истории. Ну не плачь, не плачь, не плачь, я не буду тебя жалеть. Скоро сам пойдешь на поправку. Весна-то наступит всего через один день.

28 февраля 2017, 1:17

@музыка: Amy Winehouse - In my Bed

@темы: стихотворное

06:14 

Пустячок, а приятно (queer edition)

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Ничто не возлагает бальзам на больную душу так, как удивительно привлекательная альтернативная модель и "фильм-мейкер" Никита Андрианова, лайкающая мой откровенно лесбийский коммент в инстаграме. Потому что хорошо она снимает с себя мотоциклетный шлем и трясет короткой серебристой стрижкой, чертовка! Пусть и брови себе обесцветила - все равно хороша! Грех не радоваться лайку от такой!

читать дальше

@музыка: специальная музыка от бессонницы, не сплю, но настроение стабилизировалось

@темы: Эль - та женщина с острова

03:22 

Будни билингвы

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Как понять, что ты стала самой настоящей гражданкой мира? Очень просто. Когда сама ты русская с сильной прожидью, фамилию поголовно принимают за польскую, половина профессоров в университете ирландцы, а прощаются с тобой почему-то по итальянски. A domini, russa!

Никто, впрочем, не говорил, что будет легко...

@музыка: Emilie Autumn

@настроение: время трудоголизма

@темы: будни билингвы

03:15 

На посмотреть

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Пока я тут сижу и маниакально пересматриваю "Неонового Демона", в Польше делают мюзикл про русалочек-людоедочек под названием "Приманка", или The Lure. МЮЗИКЛ. ПРО РУСАЛОЧЕК. ЛЮДОЕДОЧЕК. Запишите меня.
А вообще мне надо собраться с духом и снова начать смотреть хорошее интернациональное кино. Альмодовара там типа, я у него люблю La piel que habito. До "Служанки" и "Кэрол" добраться в кои-то веки. А то я после пресловутого демона и случайно найденного в 2 часа ночи испанского непризнанного шедевра "Неоновая Плоть" уже не помню, когда в последний раз посмотрела хороший, полноценный фильм целиком.

@настроение: эхъ

@темы: киновиноидомино

10:27 

Update: 15 декабря

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
1. Я люблю феминистские паблики ВК, в них тусуется множество интересных женщин и они часто публикуют отрывки из специальной литературы на тему, не дают мозгам расслабиться. Но! Сколько меня не бей, я не могу привыкнуть к феменитивам, в особенности к уменьшительно-ласкательным. Если я еще раз услышу слово "питомица", "человечица" или "богинюшка", у меня начнется лингвистический токсикоз. Хоть на латынь переходи, там это звучит лучше, magister et magistra, dominus cum dominae, и т.д.

2. Я наконец-то нашла одежду, в которой чувствую себя привлекательной - вещи мужского кроя в сочетании с ванильным кружевным бельем. И это я даже не стараюсь казаться оригинальной. Просто женские кофточки из H&M не предназначены для пловчихи с почти десятилетним стажем, да еще и ростом под метр восемьдесят. А мужской отдел у них - просто слюнки текут. Сегодня вознагражу себя парой свитеров оттуда.

3. А еще завтра мы с систером едем в Таллинн заливаться глинтвейном и распугивать монахов в потрясающих церквях старого города своим нестройным пением. Ура!!!

@музыка: talk dirty to me

@настроение: скоро праздник, а я все такое же УГ

@темы: жизнь

20:46 

Маленькие столичные радости: кальянная Shisha Lounge

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Борьба с болячкой делает меня страшно невнимательной, и вчера, когда мы с подругой уже намылились идти в театр Вахтангова, где сейчас мучается в роли Медеи(а роль это и вправду мучительная) несравненная Юлия Рутберг, выяснилось, что спектакль вообще-то был позавчера, а я лошара с дырявым гиппокампом. А так как еще за сорок пять минут до спектакля мы облазили Арбатские подворотни в поисках места, где вообще-то некурящей подруге страшно захотелось покурить, мы обнаружили доселе неизвестную кальянную с чудаковатым ученым филином на вывеске. Называлось заведение "Библиотека: Shisha Lounge", выглядело почти утонченно, и мы обещали себе как-нибудь туда заглянуть. Заглянули. Подруга в поисках дешевизны, я в терзаниях насчет того, как могла перепутать даты - в очередной раз, проверив и перепроверив расписание в хорошеньком принтованном ежедневнике, который мне перепал вместе с горой пробников из Yves Rocher. Больше всего мне хотелось заживо похоронить себя где-нибудь, где темно, пусто, относительно горизонтально и слишком удобно, чтобы предаваться самокопанию. Но подругу надо было развлекать. Все-таки мы с ней видимся не чаще трех раз за год.

Второй день подряд меня не оставляла злочастная гемикрания. Позавчера болела правая доля лба, и невыносимо, и изо рта в кульминации ночи у меня лилось что-то неясное, бледно-розовое и жгучее. Что ела давеча - не помню. Может, еда тут вообще не причем, в последнее время я ем без удовольствия и разбору. Может так, по каплям, во время приступов организм покидает любовь к ближнему. Вчера болела левая доля, и уже не столько мучительно, сколько надоедливо. Погрев ноющий лоб о чашку и охладив о поручень в метро, я вполне достойно профункционировала до 11 часов вечера.

В Shisha Lounge нас напоили очень достойным молочным улуном, который не загорчил, даже когда я добралась до донышка чайника, и набили приличный, хотя, на мой взгляд, слишком приторный, пряный кальян. Вход туда через домофон, и, судя по тому, что нам еле-еле разгребли место и обещали прогнать к 9 вечера, в отдельных кругах Библиотеку уважают. На полочках куча настольных игр и старых книг на суразные и несуразные темы, которые владелец, наверное, потер из школьных библиотек или унылых станций обмена книгами, где только и завалялись, что "Мутации генофонда муравьеда" и "Занимательная вивисекция". Может, еще Мао Дзедун в уголке. Не очень фильтрованный плейлист - сплошь попса, но не очень громкая, а потому терпимая. Одну стену почти целиком занимает громадный экран на котором крутятся смешные ролики про котов и полоумных велосипедистов, что нечто портит в остальном уютное впечатление.

Но самое лучшее в Библиотеке - это сортир. Когда я сбежала в очередной тайм-аут подышать у славной холодной стены, побаюкать горячую голову, в крошечной комнатке в черном кафеле, по радио играли сказки. Аленький цветочек, Морозко. Читали красиво, с отполированным московским произношением, с умиляющим циничные сердца выражением. Я думала о том, что артерия на подходе к мозгу недополучает кислорода и терзает меня въедливыми болями, во рту слюна окрасилась пряными парами, по левую руку от меня плакало о купеческой дочке чудище, как двадцатилетний аккордионист по четырнадцатилетней мне, очень, очень давно, по правую Марфушенька-Душенька наяривала блины, чтобы потом, как я, спустить в едкую дырку все до последнего куска. А за окнами в уютном желтом дореволюционном свете валил снег.

Я так хочу снова полюбить простые радости.

@музыка: собственные жутковатые мысли

@настроение: ну его

@темы: места

13:34 

Образ серебряного века, тьфу ты

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Ехала два дня назад домой в троллейбусе, слегонца обдолбанная после того, как нам в крошечной Московской кафешке "Синдбад" закатили такой ядреный кальянище, который в Чайхане 1 никому и не снился. Я вообще Чайхану недолюбливаю за беспардонных официантов, а в Синдбаде обслуживают прекрасные и циничные уроженки Кавказа в бордовых платьях, которые очень хорошо запоминают посетителей и дают скидки. Висела, значит, в троллейбусе на поручне, мерзла, вслушивалась в Yeah Yeah Yeahs и Fever Ray, которые под легкое опьянение идут особенно хорошо, и мечтательно расчитывала, сколько раз навернусь физиономией в асфальт на сплошной гололедице от остановки до дома.

Пока я предавалась медитации и декадансу, на меня печально пялился мужик. Такого как раз фактурного типа, по которому я теку и сохну, вроде Мадса Миккельсена, Фарида Тагиева и того скуластого чувака с взглядом обиженного питбуля, который играл в "Неоновом Демоне" фотографа. Слегка лысеющий брюнет в бежевом пальто и красном шарфике а-ля "кутюрье времен поздней французской революции", глаза широкие и бесцветные, рот в две скупые линии. Такие согласны со мной в том, что кусаться в постели есть отдельное и захватывающее искусство. В общем - красота. В более трезвом состоянии я бы с удовольствием поиграла с ним в его многозначные гляделки, но в тот момент меня больше интересовала сохранность физиономии и вопрос, не подведут ли на льду заплетающиеся ножки. Так что мужик вышел на одну остановку раньше, я благополучно добралась до своего временного пристанища - квартиры почившего инженера - и история не получила продолжения.

В пять утра мне написала мать со странным вопросом, не каталась ли я, случайно, нынче вечером на 54 троллейбусе. Я ответствовала, что да.
Выяснилось, что фактурный мужик был ее каким-то старинным отдалившимся дружбаном, по которому плачет ФБР. Ибо он опознал меня в обдолбанном виде по паре фотографий, выпущенных мамой на ветер соцсетей. В моем размытом мозгу мужик породил мысли о Робеспьере и чувственных укусах. Пока же я грезила он, по его собственным словам, думал, "как может называться планета, с которой прилетела в тот вечер посетительница троллейбуса 54". И в конце концов слегка умерил свои фантазии и предположил, что я не с другой планеты, а всего лишь из другого века. "Эль является образом из серебряного века".

Да, сударь, планета, с которой я явилась - планета комплексов, чрезмерного самолюбия, банальной страсти ко всевозможным отклонениям и таланта к психиатрии, который мало применим, потому что я тварь самовлюбленная и знаю, что занимаюсь этим из профессионального ненасытного любопытства, а вовсе не желания помочь другим. Орбита планеты - орбита нехитрого счастья, синтетически сотканного из виноградного кальяна с добавлением мяты. И это и есть ваш образ из серебряного века. Дурной характер да сравнительно набитое перо.

Но если ему охота видеть во мне нечто утонченное и неземное, я не стану мешать. Хорошо, что мы все-таки не познакомились. В жизни и так слишком много разочарований, даже у очень красивых мужчин.

@музыка: Die Antwoord - Alien

@настроение: когда-то мне должно стать лучше

@темы: когда Эль пытается быть гетеросексуальной

06:35 

Любимые куски из Feeding Hannibal

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Собственно, сама книга. С уже ставшими культурным феноменом странной формы губами Миккельсена и льняной салфеточкой. Бон Аппети.


Блины коктейль-стайл


Посткоитальные улитки


Даешь close up фото красивых мужских датских рук!


Доходчивое объяснение насчет использования различных типов кухонных ножей


Рецепт ноги изворотливой Беделии дю Морье. Для тех, кто любит ужин с открытым финалом.


Альтернативный рецепт фаршированных перепелов, так как овсянки римского образца - блюдо по ясным причинам запрещенное.


Минутка юмора для тех, кто очень занят: печенье в форме знаменитого Ганнибальского намордника.


KHOLODETS!!!


Куриный суп из прекрасных и неописуемых на ощупь китайских шелковых куриц. Я, кстати, понятия не имела, что их можно есть.


Тот самый кроваво-сливочно-шоколадно-апельсиновый десерт, на который я замахнулась. Меня до сих пор умиляет тот факт, что по книгам доктор Лектер большой сластена.


Еще довольно полезная не только в эстетическом плане информация о приготовлении менее бесчеловечного кушанья, по вкусу и констистенции напоминающего фуа гра. Делалось специально для Джины Торрес, послужит многим.


Я все-таки считаю, что автор - скрытый поклонник доктора. Уж очень она смакует детали приготовления настолько жестоких блюд, как пекинская утка. Монолог Корделла о мучениях птицы был якобы списан с ее личных, случайно оброненных слов. Что же - человек искренне любит свое дело.



И напоследок - снова полезная информация о том, как правильно выбрать мясо и метод копчения собственной ветчины(это для тех, у кого в распоряжении разобранная сухая и темная кладовка - один из любимых мифов русской действительности. говорят, где-то на юго-востоке столицы у людей сохранились подобные чудеса, но не у нас, не у нас...). Но из-за своеобразной иллюстрации можно запросто попасть впросак, если будешь почитывать, глотая слюнки, эту книжечку в метро. За это-то мне она и нравится!


@музыка: сен санс

@настроение: и шея болит

@темы: Ганнибал

06:04 

Кулинарная книга от доктора Лектера: непрофессиональный отзыв

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Кулинарную книгу "Feeding Hannibal" выпустили только в этом году, когда создатель небезызвестного сериала Брайан Фуллер объявил, что без нового сезона фанатам придется перетоптаться еще по крайней мере пару лет. Мол, и спонсоры выкомариваются, и Миккельсена на части разрывают вселенные "Звездных Войн" и "Марвел". А пока, милые поклоннички, заедайте свою печаль по рецептам доброго доктора, которыми его снабдила канадская повариха Дженис Пун.

Я приобрела, уж очень красивы гастрономические изыски сериала. Да и сама не так давно увлеклась готовкой в виду проживания в общаге - похвалюсь, откормила двух анемичных американских девушек гречкой так, что им снова разрешили сдавать кровь. Для большинства рецептов тут требуется если не виртуозность, то хотя бы очень славно набитая в кухне рука, так что пока в основном любуюсь. Но соус "абсент", которым потчевали Беделию и заправляли устриц, и алую приправу "кумберланд", которой поливали для нетонких намеков тоненькие нарезки, мне вполне по силам, и я таки впартизаню их в новогодний стол. А там уже и до перепелов на открытом огне недалеко. А еще в книге много действительно интересных идей насчет того, как употребить субпродукты вроде сердца, печени и почек, а их я очень люблю использовать. Во-первых, дешево. Во-вторых, придает готовке этакий мрачный сельский налет. Представляешь себя кухаркой в одном из поместий Сонной Лощины.

За 18 лет опыта я поняла, что отзывы писать не умею. Так что далее - поток сознания, лившийся обильно и беспощадно, когда я вчера до трех часов ночи читала красочную, свежеприбывшую книжечку.


* В предисловии к книге, написанным самим Мадсом Миккельсеном, он описывает свой первый визит к Пун и как его чуть кондрашка не хватила, когда он увидел, что у нее с потолка кости горсточками свисают. Несчастный датчанин уже решил было, что ни в каком сериале снимать его не собирались, а просто заманили на ужин к пожилой филлипинской людоедке, но все обошлось. Оказывается, кости - чуть ли не краеугольный камень кулинарии. На них богаче бульон, в них спрятана лакомая полосочка мозга, а еще их можно использовать в качестве декоративных элементов. И, разумеется, Миккельсену, как будущему Ганнибалу, предстояло все это узнать. Но история все равно забавная.
читать дальше

@музыка: колыбельная из Shock Treatment

@настроение: я боюсь чего-то не успеть

@темы: Ганнибал

00:03 

Боги Мертвы

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Утащила вчера с личного Тумблера Sheep Skeleton, замечательной польской художницы, которая делает частый, качественный и в меру гомоэротичный арт по Вампирским Хроникам. А еще она любит классические науки вроде древнегреческого и латыни, Ренессанс и репостить те картины, которые не всплывают в художественных пабликах ВК. Причем мастерица Sheep Skeleton не только Тумблер засорять. Она одна из участниц грядущего проекта "Любить Винсента" - фильме о беспокойном Ван Гоге, который выйдет в следующем году и будет нарисован полностью масляными красками. Фанаты вампиров - в мир!

Я на нее подписана в основном для того, чтобы любоваться ее Лестатом. Ну и ради порции греко-римской эстетики тоже. Я очень редко выношу порой грязноватые контенты своего Тумблера из виртуальной избы, но вот этот текст уж очень вкусен, уж очень хорошо вписывается в тему урбанистической и немного мистической усталости, которая царит здесь, в Вампирской Подсобке. Надеюсь, что он не сильно потеряет от моего перевода.

Старые Боги Мертвы.

Зевс сидит в баре, пропуская тысячу и одну порцию за ночь. Девушки, которым он подмигивает, вопросительго поднимают брови и вспоминают о газовых баллончиках, что спрятаны у них в рукаве.

Гера ждет дома. Она знает номера всех девушек на свете; на ее компьютере раскрыты странички их соцсетей. Ее руки дрожат, не касаясь, над клавиатурой. Она хочет рассказать им о лукавстве мужчин. Она хочет последовать собственным советам, и знает, что не последует никогда.

Аполлон и Артемида в разъездах. Они гонятся за солнцем, гонятся за луной. Руки брата сплетены вокруг сестры и ее проступающих тазовых костей; но не на людях. Теперь они слишком похожи для такого, потому что люди научились судить, и любое проявление нежности они бережно хоронят под ночным мраком.

Посейдон бродит по берегу моря. На плечах у него плащ из клеенки, а в руках мешок мусора. Слезы его мешаются с морской водой. Разницы никто не замечает. Девушка, чьи волосы отчего-то похожи на клубок змей, идет за ним по пятам, и в глазах ее воздаяние.

Аид ложится и гасит свет, под боком у него верная жена. Он улыбается в темноте, зная, что человеческая вера в смерть до сих пор неистребима - а значит, наконец-то он обошел своих братьев хоть в чем-то.

Афина носится по университетским кампусам, раздавая архитектурные брошюрки. Она фыркает в сторону лекторов, что преподают лишь основы. В руках ее картонные знамена, и она ведет студентов в протестующем марше, срывая голос, крича о новой зародившейся в обществе проблеме. Она смеется, как безумная, эти дети, эти бесстрашные дети есть ее народ.

Гестии хочется лишь, чтобы домой вернулась ее семья. Она стоит в дверном проеме с распростертыми объятиями, с прощением, светящимся в ее улыбке. Она жаждет обнять блудных братьев и сестер, братьев и сестер, которые - она знает - никогда не возвратятся.

Деметра считает дни до визита дочери. Она улыбается, когда слышит радостные детские возгласы; их вызвал снег, что ниспослала она. В далеком прошедшем времени у нее было точно такое же дитя.

Прозерпина целует мужа и ухмыляется, наблюдая людскую дрожь. В сердце ее месть, в волосах ее дурацкий веночек, и теперь-то она точно заставит мир запомнить ее имя.

Арес странствует по Ближнему Востоку, с трудом пробирается сквозь руины разбомбленной школы. Он давно перестал понимать ремесло войны, ремесло, что когда-то считал своим. Нет во всем этом ни храбрости, ни героизма. Одно безрассудство.

Хмельные юнцы кричат грязные слова из окон папиной машины, и Афродита злобно щурится. Она давно перестала быть романтиком, чьей покровительницей когда-то считалась. Она отощала и заработалась, но вот где-то школьница передает своего ребенка в руки пожилой пары, что потратила полжизни на бесполезные попытки, и вот Афродита снова молодеет на глазах. Иногда они с Аресом сталкиваются на противоположных концах комнаты, где солдаты обнимают любимых после разлуки. Они улыбаются друг другу издалека.

Гефест, хромая, хлопочет в мастерской. Руки у него все такие же грубые, спина все такая же кривая - но люди перестали это замечать. Теперь он кует их мебель, их дорогие игрушки и безделушки - и получает благодарность, тепло и звонкие монеты.

Гермес спешит куда-то вдоль улиц Нью-Йорка, Токио, Лондона. В нынешнем времени он молод, молод и красив. Он легко сливается с толпой бизнесменов, и руки его без труда находят дорожку в набитые карманы. Смех его звенит без конца и края.

Дионис мешает Зевсу коктейли. Он наблюдает за тем, как его семья смеется, и плачет, и заходится тошнотой в дальнем уголке бара. Он придерживает им волосы и протягивает следующую стопку, не успевают они даже попросить. Он здесь уже очень давно. Все чаще и чаще они являются перед ними пьяными, обезображенными хмелем. Он наблюдает за тем, как они тают, как свет в них начинает часто-часто моргать, как делает всегда, прежде чем погаснуть.

Боги умирают. Боги мертвы. Боги - это мы.

@музыка: Pretty Reckless - House on a Hill

@настроение: куда?

@темы: переводы

06:18 

Сопливые песни, завтра на поезд

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
На Тумблере всплыли Кельтские клятвы бракосочетания. Эти ребята знали, что делали. Если я когда-нибудь я выйду замуж(что вряд ли - слишком отвратительный характер), то только по этому контракту.


Владеть ты мной не можешь, ибо я принадлежу сама себе

Но, пока оба мы того желаем, я отдам тебе все, чем владею и имею право отдать.

Повелевать ты мной не можешь, ибо я свободный человек

Но я буду служить тебе тогда, когда ты будешь в этом нуждаться

И пчелиные соты на вкус будут слаще, если ты возьмешь их из моей руки.



И еще ванильно-хипстерово-щемящие Правила Жизни Волков, которые перепостила актриса, игравшая в Ганнибале Эбби Хоббс. Ну кто из нас не без соплинки в душе? Особенно тогда, когда так холодно, как сейчас.

Правила Волчьей Жизни

1. Ешь.

2. Отдыхай.

3. В промежутках - странствуй.

4. Учи преданности.

5. Люби детей.

6. Спорь при свете луны.

7. Держи ухо востро.

9. Заботься о костях.

10. Занимайся любовью.

11. Вой как можно чаще.

@музыка: Оля и Монстр - Человечность

@настроение: интересно, что, собственно, дальше

@темы: слова

06:06 

Планы на чтиво

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Эль успешно(вроде бы) закрыла журналистику и академическое письмо. Осталось закрыть завтра основы психологии, и да поможет мне добрый Доктор Лектер.

А пока, прежде чем спать, я собираю чемодан в Москву. К прочтению в декабре готовы: "Ночь Нежна" Фитцжеральда, "Подозрительные Пассажиры Твоих Ночных Поездов" Еко Тавады, которые я читала в последний раз году в 2013 и почти позабыла, и Кафкианский "Замок" , который мне необходимо закончить несмотря на связанную с ним психотравму. Важно помнить, что книги не всегда сильнее нас. И учебник немецкого еще на дно запихала.

И еще очень надеюсь, что профессора из будущего семестра внемлют моим молитвам и порекомендуют профессиональные тексты. Ибо безделие меня убивает, а немецкого может оказаться недостаточно.

Ta-ta, E.

@музыка: звуковая дорожка из "Изгоняющий Дьявола"

@настроение: я очень рад, ведь я наконец возвращаюсь домой, ло-ло-ло...

@темы: чтиво

21:31 

Radiohead: колыбельная версия

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Мне всегда нравились Rockabye Baby, то бишь обработки, которые превращают хиты рока - от Black Sabbath до попсы вроде Imagine Dragons - в подобие детских колыбельных. У меня, помимо, хронической бессонницы, еще есть бзик: не могу спать в тишине, нужно хотя бы немного шума на заднем фоне, а не то в голову начинает лезть всякая дрянь. Так что Rockabye Baby настоящее спасение, когда приходится ночевать у черта на куличках, где рядом ни шоссе, ни уютно орущих алкашей.

Единственное - в свободном доступе, то бишь в ВКонтакте, есть разве что самые популярные. А самые достойные надо качать за баблоид или тратить на ютубе тарифный план.

Мои любимые - Леди Гага и Radiohead. Вырубает как миленькую. Спасибо создателям.







@музыка: вышеуказанное

@настроение: я в жопе, надо отвлечься

@темы: бессоница

19:56 

О крестных родителях и местах, где тебя ждут

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
В свете последних событий я, возможно, буду опять переезжать, как только получу американское гражданство. С ним передвигаться по Европе - одно удовольствие, там все никак не забудут заслуги старины Франклина Рузвельта, которые для жителей самой США давно подпорчены безобразиями Буша. Сладко, тошнотно, невыносимо и безопасно быть там, где видение твоей стороны до крайности идеализировано.

И, хотя я мечтала уехать с того самого момента, как меня ввезли за Мичиганские границы на манер багажа в 13 лет, теперь, когда у меня действительно есть причина ловить самолеты автостопом, наступает нерешительность. Как говорится в одной из поздних серий Масяни на тему #поравалить, как же мы с тобой уедем, Хрюндель, ведь нас же с тобой никто нигде не ждет?

На что мудрый Хрюндель отвечает: - Там-то не ждут, зато здесь поджидают!

Вот отчего я в последнее время часто вспоминаю своих крестных родителей, особенно мать. Если все куда-то пропадет, и я останусь маячить на неизвестном вокзале, на манер живого и бледного трепетного фонаря, который еще не совсем понял какого черта он светит и для кого, в записной книжке хранятся их имена.

Моя крестная живет в довольно обширной деревне, приобретшей статус музея, недалеко от Тулы. Она прямой потомок известного в определенных кругах художника, и постоянно сражается с херачечной Министерством Культуры за право обладания и предоставления широкой публике его покоев, печных заслонок и картин. Довольно живо помню, как в нежном возрасте каталась по полам бесценных комнат в войлочных музейных тапках вместе с ее внучкой - Тутушкой - на редкость противной девчонкой с тем подтипов родинок, что рушит весь баланс миловидного в остальном лица. Репутация сорванца опережала Тутушку, и она, босоногая и расхристанная, без конца подтрунивала надо мной, отличницей в выглаженных брючках по отсутствующей фигуре. Когда она взобралась на жилистого пони Мотю, я отказалась присоединиться - городская слабачка не знала, чего можно ждать от лошадей. Когда норовистый Мотя взбрыкнул и она, кувыркаясь, трепеща в воздухе, как бумажная кукла, нога застряла в стремени. Он протащил ее четыре бесконечных круга по клубящейся пыльной земле, как Ахилл Гектора. Смотря на ее скривившуюся от боли и унижения мордашку, я впервые ощутила нечто похожее на злорадство. Вот что бывает, когда ты одна спишь на двухъярусной кровати и отказываешься переводить французский красочный журнал про малолетних шпионок. Те, кто вынужден спать на раскладушке в дурацкую тигровую полосу и знает лишь банальный английский, пустит вперед себя по непротоптанной дорожке, чтобы ветви первыми хлестали и земля проваливалась по твоему лицу, под твоими ногами. Не возгордись.

Но довольно о Тутушке - гадливых малолеток и до, и после нее я повстречала предостаточно. А вот никого хоть мало-мальски похожего на мою крестную видеть пока не доводилось.

Я заглядывала к ней этим летом, когда колесила с отцом по всем знакомым местам полузабытой родины. Я не была уверена, что крестную хотя бы изредка посещают мысли о моем существовании, если учесть, что видела она меня пару раз в младшем школьном возрасте, полузагороженную папиной спиной и молчаливую, как эстрада без фанеры. Оказалось - посещают.

Когда мы зашли в приземистый дом, уставленный от пола до потолка архивами, книгами, безвременными потрепанными куклами и дилетантскими акварелями - чьим-то запущенным прошлым - крестная сидела за столом, обвитая, как питоном, длинной белоснежной косой. Очки в толстенных черных рамах, тельняшка, под которой явственно проступают переспелые старческие груди. Вокруг крестной сидела ватага седых, хмельных и, как один, облаченных в тельняшки, мужиков. Они, как и все, звали ее "Маманей", хотя по возрасту она годилась им максимум в старшие сестры. Но уж такова маманя - никакой позиции ниже абсолютного матриархата не приемлет. Не сестра я тебе, я грозная мать.

Маманя лихо опрокидывала стопочку за стопочкой и закусывала пахучим рыбным супчиком. Рассевшиеся вокруг мужики действительно казались рядом с ней слюнявыми отроками в первом студенческом хмелю. Когда она подносила ко рту очередную ложку, взгляд ее орлиных очей пал, собственно, на наш с отцом нескладный дуэт, топтавшийся в дверях. Прервать вышеописанную идиллию мы не смели.

- О! Ленька! Приперся, мудак! - обрадовалась отцу маманя.
- Здравствуй, маманя, - засмущался теплому приему papa.
- А это чо с тобой за шкура такая? - И, не давая новоявленному Фон Ротбарту представить дочь свою Оддиллию, жестокую, хитрую, умную как он, завопила:
- Эльчик! Пришла! Зайчик ты мой, еб твою мать! Дай обниму!

От прикосновения маманиных тунцовых губ ко мне вернулась пропавшая на минуту уверенность.

- Ну дай я на тебя посмотрю! - тискала меня за отсутствующие щечки хмельная маманя, и первобытная нежность плескалась в маслянистых глазах. - Красивая ты девка, ну тебя в жопу! Хахаль-то у тебя есть, а? Как бросил? А ну еб его тройным...Стой, ты слово "ебаный" знаешь?... А, хорошо. Ты, детка моя золотая, если что-то не понимаешь, просто спроси... Слово "жопа" тебе тоже известно, я надеюсь?..

Мужики говорливо обсыпали отца приветствиями. Как выяснилось, на неформальных деревенских посиделках один из самых влиятельных московских журналистов назывался "Ленька-марсианин".

- Слава богу, что ты на него не похожа, - беспардонно ликовала маманя. - Мог бы своей рожей всю жизнь девке попортить, слышь, марсианин?

Отец весь пошел мухоморными пятнами, но было заметно, как расслабилась у него спина и выровнялось дыхание. Под крылом этой едкой женщины он явно чувствовал тебя спокойнее.

Мужики в тельняшках вспоминали общее, объединенное Маманиным покровительством прошлое, а в промежутках знакомились со мной.

- Доктор Женя, - объявил один и протянул мне пухлую хирургическую ладонь.

- Ты в прекрасной форме, Эльчик, - заметил еще один доктор, Эрик, в детстве, бывало, развлекавший меня врачебными байками. - Если ты простишь мне такие слова... Потрогать хочется.

Пару лет назад мне стало бы гадко, но я уже привыкла к тому, что мужчины неисправимы. И маманя, кажется, практиковала похожую философию снисходительной толерантности к противоположному полу.

- Это Маня, - подтолкнул ко мне шелудивую псину с черными, умными, восточными глазами доселе незнакомый мужчина. У самого у него глаза были разные, как у Воланда, насмешливый рот прятался в густой серебряной бороде. Видно, что в молодости он был очень хорош собой и до сих пор не может смириться с переменами. - Она бы тебя порвала, да только ей лень.

Манина жизненная философия стала частью моего креда. Порвала бы, только лень - таков слоган нашего кандидата в хорошие люди.

Мы с отцом оба отказались от супчика и водяры, и собирались уже потихонечку выдвигаться в пункт следующего назначения - бывшую дачу, проданную после бабушкиной гибели - но маманя не собиралась просто так отпускать крестных родственничков.

- Постой, я хоть подарю тебе что-нибудь, - и, оттолкнув заливающуюся обескураженным лаем Маню, принялась рыться в старушачьих ящиках. - Вот! - И, выудив из закромов глиняное ожерелье и удивительно красивый кожаный браслет с росписью в виде лошадей, при виде морд которых мне вспомнился давно кормивший червей Мотя, она презентовала их мне. Я совершила робкую попытку отказаться, но доброта Мамани возражений не терпела.

- И главное... - Маманя цепко держала меня за рукав, заставляя мяться против воли на пороге. - Попроси этого мудака, ну, папку твоего, чтобы мой номер тебе передал...И знай, детка, просто знай - если вдруг что, звони мне... Деревня большая, для тебя место найдется всегда. Да знаю я, знаю, что нахер тебе не нужна. Но кто знает, вдруг понадоблюсь. Ты тогда звони... В любое время дня и ночи, я не сплю больше трех-четырех часов, от старости душно... И приезжай... Без объяснений. - От хмеля у Мамани слегка заплетался ядовитый язык, но руки ее держали меня с трезвой силой и уверенностью.

И вправду, кто знает. Может, уже в очень скором времени я выужу маманин наспех записанный номер из записной книжки, замаскированной под издание "Московских Обывателей", и наберу его из неизвестной бензоколонки под издевательским светом флуоресцентной лампы. И, чуть не доезжая до Тулы на попутках или грязном автобусе, я перелезу через жестяной забор, чтобы не будить охрану, и дойду до единственного огонька во всей деревни, где мучится бессонницей Маманя, и копается без конца в архивах, акварелях и акронимах, пытаясь обнаружить в этом потаенный смысл, где Манины коготки царапают обивку старинного кресла, когда она взбирается на него погреть хозяйке ноющие кости. Где Маманя снова предложит мне водки, и я снова откажусь, и она снова скажет, что нету во мне истинного духа - духа чего, непонятно. Где, если бы она прочитала этот сентиментальный мемуар, Маманя бы поперхнулась горилкою от циничного хохота - но втайне обрадовалась бы.

Мы уедем с тобой, Хрюндель, потому что нас с тобой все-таки кто-то где-то ждет.

@музыка: ГБ - Крюкообразность

@настроение: перемены

@темы: жизнь

The Vampire Scene Shop

главная