Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
11:47 

lock Доступ к записи ограничен

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:57 

Вдохновленное "Служанками". Получилась огромная вещь, после разобью и организую. Мб.

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
.
Я твоя старшая сестра. Старшая и сильная, но, говорят, противная(с) И не забывай гладить котенка

.. На прошлый Хэллоуин я валялась в подвале, мучаясь поднадоевшей за три дня непрерывной мигренью. Отвлекаясь на какой-то классический слэшер и на литр поддельной колы за пятьдесят центов из забегаловки Culver's - не повезло. Не смогла поехать развлекаться с труппой моего театра. А труппа моего театра тем временем смотрела дрэг-шоу на окраине города, болтала за жизнь со сладкоголосыми трансвеститами, дружески щупала их за гипертрофированные накладные задницы, и на молодых щеках оставались жирные алые раны от маслянистой помады...

Кто-кто? Служанки? Какие служанки? Кого? Виктюка?.. Нет, не слышала. А что, стоит? Прямо настолько стоит?.. Ну хорошо... Бери...

Там играют только мужчины? Мааааамааа, ты же знаешь, как я не люблю эти елизаветинские издержки. Гомосексуализм, говоришь?... Ну так бы сразу и сказала, это наша тема!


... Настоящих сестер у меня нет. Однако судьба снова и снова утверждает меня на роль старшей сестры - старшей сестры, умной и сильной, противной. Мы росли вместе с крестной сестрой, и нам бы быть по складу любви близнецами - разница в возрасте лишь шестнадцать дней, причем она поспела первой - но с младенчества у нас неравная динамика. Всегда властвовала, всегда оставалась наверху я - оставалась и циничным командиром, и голосом разума, и жилеткой для плача, если вдруг рядом не находилось ни одной матери. Так уж сложилось...

Как-то она прыгнула в мелкую и прохладную эстонскую речку с моста. Всплыла быстро, и гребла себе к берегу, как полосатый буек, радостно отфыркиваясь. Я же стояла на мосту, покатывалась со смеху и кричала безрассудной Софочке, чтобы она незамедлительно прекратила свое недостойное времяпровождение.

За нашими невинными игрищами наблюдали двое парней, разомлевших от пива, и от него же неразборчивых в похоти. Выгоревшие панамы, волосатые впалые животы. Искренний интерес в полупьяных глазах.

- Чего орешь? Ты что, старшая? - окликнул один меня, произнеся "старшая" с деревенским ударением на второе "а".
- Сухая! - невпопад ляпнула я.

Непрошеные зрители заржали, а я зарделась и пошлепала по раскисшей земле вытаскивать Софу из реки. Она тоже смеялась над моим неловким выпадом, а когда пришла ко мне в кафе, просушив волосы на берегу, оповестила, что парни поговорили и с ней. Поздравили ее с тем, какая у нее славная старшая сестренка. Симпатичная такая. Ебабельная.

Когда умерла растившая меня бабушка, ревущую навзрыд Софочку успокаивала тоже я. Хотя бабушка была моя - и печаль моя несоизмеримо больше, и как мне больно, больно, больно - некому было меня успокоить. И потому я словно железными клещами обнимала свою неродную сестру. Может, крепость объятий воссоздавала ощущение первобытной безопасности у обеих. Может, я надеялась, что задушу ее ненароком - и тогда вся жалость достанется мне, самодержавной старшей сестре, у которой есть власть, но нет никакого права на сочувствие...

Старшая сестра - самое утомленное, самое исполненное ненависти создание на свете. Отец заглядывается на нее, и винит в этом кого угодно, кроме себя; мать ненавидит ее, бессильно прознав о похоти супруга. Младшие братья и сестры уже по привычке, даже не от злости, записывают на ее счет свои детские грешки. Дядюшки, тетушки, седьмые воды на прокисшем киселе наперебой лопочут о ее красоте, нестройным хором кричат про "замуж". Как будто уже ждут не дождутся, чтобы в семье ее не было, чтобы была где-то еще - с тяжелым плодом ненависти под сердцем вместо приданого, под сердцем недолюбленным и недолюбившим...

Неудивительно, что многие ломаются.

читать дальше

@музыка: Emily Autumn - I want my Innocence Back

@темы: проза

06:17 

Лето 2016. Этюд.

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Как сделать так, чтобы тебя воспринимали серьезно? Как объяснить здоровому человеку, что такое посттравматическое расстройство, не одалживая у дядиного знакомого рецидивиста Смит Вессон и не выпуская на ближайшей вписке очередь в потолок?

Милый мой друг, знай - когда с тобой случается какая-нибудь по-настоящему страшная вещь, она не может остановиться и произойти только рвз или два. Увлекшись, как заигравшийся ребенок, она настигает тебя снова и снова, волочится по полу, обхватив за ноги - канючит, что никуда ты из прошлого не делся, и что ты только выдумал себе все это так называемое настоящее, а на самом-то деле ты все еще там. Когда ты забываешь думать свои навязчивые мысли(анализировать собственную травму, вставь нужное) по крайней мере раз в день, они начинают громко, вереща и толкая изнутри черепную коробку, требовать внимания. Тогда-то и наступает диссоциация, усугубляющаяся с каждым шагом по эскалатору вниз в ревущее - будто бы от голода - метро. И я почти готова принять, что я лишь воображаю все это - дребезжащие стекла вагона, сиденья, пустеющие по мере того, как мы приближаемся к конечной станции "Юго-Западная". Что мои фантазии стали настолько утонченными, что в них появилось разочарование. Я ведь не очень-то и спешу в театр. Я специально пораньше вышла из дома, чтобы успеть на Аллею Кинозвезд, дать традиционное пять отпечаткам ладоней Александра Абдулова и Олега Янковского. Но их теперь там почему-то нет; выкорчеваны вместе с плитками. Если уж ты привыкла жить в выдуманном мире, пусть в нем будет столько же промахов, сколько и в реальном. А то как-то уж очень легко все выходит.

Вагон сильно трясет и я прихожу в чувство. Окна сильно дребезжат, раскалывая музыку в наушниках. Сиденья пустеют по мере того, как мы приближаемся к конечной станции "Юго-Западная". На освободившееся передо мной место садится смутно знакомый Дориан Грей с капризными губами, светлой челкой и зефирными, вечно молодыми щеками.

Я - в реальности. Я чувствую, как подо мной ходит пол мчащегося вагона. Дориан Грей напротив меня телесен и обыден. Он едет на работу в театр на Юго-Западе, где мы с ним, можно сказать, познакомились. Мы с ним обмениваемся тусклыми взглядами человека, уставшего, но смирившегося с жарой.

Мы с Дорианом Греем идем поодаль друг от друга по негромко переговаривающейся будничными голосами зеленой алее, где еще не вымерли ларьки и компании дворовой молодежи. Рыжая церковь торчит из-за широкой дороги. Разбухшее солнце клонится к закату. До театра прогулка недолгая, тенистая и приятная в практически любую погоду - одна из причин, по которой я так его люблю.

Дориан Грей ошивается у служебного входа, а я, примостившись на скамеечке у одного из местных подъездов, достаю туфли на высоченных черных каблуках из сумки и переобуваюсь. Асфальт царапает ноги. Я жива, мое тело здесь, оно весомо.

Я завязываю шнурки туфель в тугой черный бантик. Дориан Грей треплется с кем-то по телефону, смоля воздух, облокотившись о жестяные перила.

- Да ничего, я тут уже почти на работе...

У меня билет на две персоны. Вторую персону ждать еще как минимум минут сорок. Передо мной раскинуты бесконечные пути-дороги. Я могу искать неприятностей в дворовой утробе, могу сходить и купить фанты, которая хотя бы на пару часов заставит забыть, что я ничего сегодня не ела, кроме украденной из гостей чурчхелы. Могу, как всегда, заткнуть уши каплевидными пробками от дорогой фирмы и диссоциировать.

Но вместо этого я задираю ноги на скамью и, сообщив персоне через СМС, что я жду, сквозь прищур наблюдаю за освещенным солнцем хребтом театра, слушаю околослужебную, милую каждому театралу болтовню.

Настоящее стоит того, чтобы в нем оставаться, даже если прошлое верещит и настаивает, что оно важнее. Все-таки, милый мой друг, именно в настоящем времени рядом со мной в метро сел настоящий Дориан Грей.

@музыка: Би-2 - Алиса

@настроение: и кто весь день ни хрена не делал, а писал? ЯЯЯЯЯЯЯ

@темы: проза

04:29 

С весной! И немного про страшилки

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Сегодня в честь первого апреля я подцепила какую-то заразу и эффектно оранжево заблевала клумбу у общаги. А сейчас сижу и смотрю классический "Кошмар на Улице Вязов" , фильм, который для меня, как ни странно, символизирует невинность и время, когда любые вопросы были отвечены посредством веры в избранных и всяких сверхъестественных чудищ. Мы с Сашей, соседкой по даче, смотрели его лет в двенадцать на гудящем портативном плеере, болтая грязными босыми ногами в воздухе, дабы не замарать тахту. Днем мы всячески вдохновлялись и стращали Сашиного младшего братишку, воспроизводя царапины в стиле Фредди на стенке моего дома ржавым гвоздем. А ночью было еще более здорово, ужасно и сладостно шастать друг к дружке и домой темными, росистыми участками, в колкой траве, стараясь ни минуты не выпускать из поля зрения спасительные белые пятна фонарного света, воспроизводя в голове беззаботные детские песенки. Что-то разбуженно ворочается за стенкой, пытается выбраться из завалов дедушкиных палаток, спальников и ботинок, и мне прекрасно все слышно, ведь я сплю рядом с входом на чердак, а все остальные спят, и вес ответственности за встречу чудовища лежит полностью на мне. Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро. Тревожно заблеяли соседские козы, дисгармоничным стоном ответило неглубокое болото за забором. Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету. Через час начнет светать, и над ужастиками снова можно будет смеяться. Недолго осталось дотерпеть, а пока - спрячься в тонкое нафталиновое одеяло поглубже, может, успеешь выскользнуть из чьего-то рта, пока его, невкусное, будут пытаться выплюнуть.

Этот "дачный страх" остается для меня очень тонким и фактически невоспроизводимым разделом человеческого ужаса. И пока мне не удалось отыскать его снова ни в одном фильме - зато удалось в набирающем популярность жанре страшилок, захватившем Youtube. Эти две истории от рассказчика Nosferatu рушат для меня законы времени и пространства и переносят обратно, в полузабытую двенадцатилетнюю бессонницу, когда всем, чего я боялась, была темная и крутая лестница со второго этажа на первый.

А сейчас, кстати, Кошмар вполне хорошо выглядит. И вообще должен быть сохранен в архивах навсегда, потому что это единственный фильм, в котором Джонни Депп играет хорошего мальчика, который слушает маму. Потом все как-то покатилось по ухабам под откос.




@музыка: сладкий молодой голосок Деппа

@настроение: хорошо, когда не блюешь

@темы: проза

00:58 

Тра-ля-ля! Эль вернулась, а с ней очередная порция мракобесия!

does God hang out in Greyhound bus stations? i'd like to find him. i'd like to make him cry.
Философия душевой кабинки:
Если это нельзя съесть, это можно трахнуть.
Сначала трахни, а потом съешь.
Если это нельзя ни съесть, ни трахнуть, вышвырни прочь. - Аноним

Мой отец любит меня. Я вынуждена повторять себе это каждый день. Когда он пропадает неделями, под утро внезапно оказываясь в моей родной кухне. Когда он гремит кастрюлями, звенит тарелками, уютно шипит подсолнечным маслом - эдакий домашний папский шум. Когда, удрученно бормоча себе под нос, он точит мои ножи. Я его не просила, но, Лана, как же ты проживешь с такими ржавыми и тупыми ножами? Не дело. Девочка всегда должна иметь при себе острое лезвие, чтобы компенсировать то, что отняла у нее беспощадная биология.

Mon papa m'aime. Daddy loves me. Я вынуждена повторять себе это каждый день, когда он криво улыбается и подмигивает мне из телевизора, где беспомощная розовая репортерша завороженно спрашивает его, каково это - быть открытым людоедом в наши предубежденные времена. Не так уж сложно, успокаивает ее отец, закинув ногу в клетчатой брючине на ногу. Надо только быть богатым и уметь радоваться жизни. Дура, овца. Спросила бы лучше, каково быть ребенком из плоти в доме того, кто пожирает плоть.

Мой отец знаменит в своих кругах. Его книги следует брать осторожно, лучше в сыромятных перчатках, или обернув руку домашним полотенцем; его слова кусаются так же болезненно, как и он сам. Люди всегда ведутся на скандал и опасность, веря, что именно их они не затронут, подтверждая психологический феномен веры в собственную избранность. Теперь он может ни в чем себе не отказывать. Костюмы, пиджаки, стена трубок ручной работы - он сознательно отравляет себе легкие, чтобы не сожрали конкуренты.

Над его рабочим столом висят две картины - незнакомая обнаженная женщина, набросанная, возможно, тем самым углем, на котором он ее зажарил.(Он говорил мне, что купил картину на Монмартре, но я ему не верю). Совсем рядом - Леда и Лебедь, красочная и современная интерпретация. В далеком детстве он усаживал меня на колено. Мы рисовали оранжевых, лиловых, и синих котов в программе Paint. Мы распевали детские песенки в старый скрипучий микрофон. Мы обсуждали, какое домашнее животное купим, когда мама наконец поймет, что он оказывает на меня сугубо положительное влияние и отпустит меня жить вместе с ним. Мой болезненный, хрупкий детский стан все воспринимает гипертрофированно. Подо мной - горячий, жилистый стебель отцовских чресел. Передо мной - постель Леды в ультрамариновых складках. Ее мягкий живот, игриво растопыренные пальчики на ногах, голый и пухлый лобок, крупные губы полностью скрывают развязную, красную, глубокую внутренность. Изящная, любопытная головка лебедя, поднесенный к самому лобку бронзовый клюв.

Меня это не шокирует. Мой отец людоед, а не евнух, и вроде не гомосексуалист - хотя он и высказывается в пользу ЛГБТ. Как и у всех, у него есть желание, есть привязанность к женской форме. Я вообще мало чему удивляюсь. Мой единственный вопрос завяз в табачном дыме и, неотвеченный, ускользнул в форточку.

Зачем ты позволил мне родиться? Ты не хотел детей. Ты хотел лишь новый экспонат в твою коллекцию альтернативного искусства.

читать дальше

@музыка: Ленинград - Ласточка

@настроение: чего то не хватает

@темы: проза

The Vampire Scene Shop

главная