• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: театральное (список заголовков)
00:24 

"Комната Джованни" в Театре на Юго-Западе

утомленный анатом
В этот раз я решила не мелочиться и поперлась в театр сразу же после прилета в Москву. С тетей Раей - моей знакомой адвокатессой с внешностью роскошной инопланетянки - мы смотрели “Комнату Джованни” в Театре на Юго-Западе. Я вообще очень люблю этот театр, единственный раз он разочаровал меня прошлым летом совершенно сумбурным “Мастером и Маргаритой”. “Комната Джованни” полностью восстановила этот маленький огрех. Я шла на этот спектакль ради ЛГБТ - все-таки я в теме. Типичные режиссеры, ставящие спектакли про ЭТО, считают, что скандальной тематики достаточно и больше стараться не надо. Валерий Белякович, светлая ему память, нетипичный режиссер. Спектакль пронизан болью, абсурдом, чувственностью, несбывшимися мечтами, эгоизмом и самоотдачей, извечной трагедией существования . Пышущие гетеросексуальностью Михаил Грищенко и Фарид Тагиев прекрасно вживаются в роли декадентных бисексуалов Дэвида и Джованни, привычный мне по “Закону и Порядку” Александр Наумов идеально перевоплотился в бесполого, склизкого Гийома. У Андрея Санникова, которого я обожаю обожать с тех самых пор, как увидела в роли Ренфильда в 2013 году, совсем крошечная роль. Накрашенное и явно гомосексуальное существо “мама назвала Анджело”. Анджело ведет развратные перформансы, является голосом разума(он первым понимает, что Джованни казнят и надежды на спасение нет) и в самом конце является к умирающему Джованни полуголым, согбенным под грузом огромных белых крыльев, больше похожих на горб, чем на знак божественного отличия, и уводит к долгожданному покою. Задний состав, как всегда, рисует чудесную картину извращенного, злорадного, помешанного на сексе и наживе общества, в которое влечет и от которого не спрятаться. Вся сцена перегорожена стенами проволочной клетки, дверцы которой исполняют роль любовного ложа. В стенках теряются и артисты, и зрители с цветами(Тагиеву пришлось провожать девочек обратно в зал), все пространство театра действительно оказывается заперто, загнано в эту неумолимую Комнату Джованни, откуда не выберешься, сколько не повисай на проволочных стенках. Спасибо еще раз всей труппе за прекрасный спектакль. Я всегда знала, что Грищенко - многоуровневый актер. Я всегда знала, что Тагиев - воплощенные харизма и секс. Я всегда знала, что люблю Театр на Юго-Западе. И все-таки спасибо, что снова дали мне в этом убедиться.

@музыка: The Kills - Fried My Little Brains

@настроение: до сих пор мурашки от сцены убийства Гийома

@темы: театральное

11:11 

И про Дракулу чуть-чуть

утомленный анатом
Легенда, все легенда...

Есть три спектакля, которые я никогда не буду оценивать с какой-либо претензией на профессиональность, потому что стоит мне услышать обрывок музыки, случайно откопать в шкафу старый билет - и будущий психиатр превращается... психиатр превращается... превращается психиатр... в визжащую фанатку. Эти спектакли - "Кроткая" в МТЮЗе, питерский мюзикл "Бал Вампиров" и, разумеется, Юго-Западный "Дракула". Так что трезво оценив свои возможности как эмоциональной единицы, я решила не катать на просмотренное 12-го числа действия действие отдельную рецензию. Все равно же буду игнорировать недостатки и заливаться о достоинствах.

Черкну только о самом важном. С момента моего знакомства с "Дракулой" в 2013 году титул Носферату разделил с Алексеем Матошиным Георгий Иобадзе. Я, признаться, сильно прокисла, когда увидела незнакомое имя в программке - уж больно прикипела душой к Матошину, настолько, что одному из своих героев приписала монотонные, тягуче-зловещие манеры его Дракулы. Однако Дракула Иобадзе тоже, как оказалось, имеет свою прелесть: он просто совсем другой. Дракула-Матошин тосклив, взбудоражен, будто неизлечимо болен, Мина внимает его речам и становится бессмертной на короткий миг до заката как будто из жалости. Тем страшнее, когда таким тихим голосом, таким вкрадчивым манером он то заманивает Люси на смерть, то шепчет нежности Мине, то повелевает волкам терзать Джонатана, то ведет светскую беседу. Он абсолютно непредсказуем. Иобадзе же напротив, динамичен, напорист, источает мужскую агрессию и неподражаемо двуличен: в замке мы видим хрюкающее, подвывающее и качающееся на руках под потолком чудище, с трудом, будто по самоучителю, воспроизводящее человеческую речь, а в салоне Люси Вестенра уже опрятного, чуть нагловатого обаятельного джентльмена. Выводы - с обоими Дракулами спектакль более чем достоин. Просто с Иобадзе это действительно близко к первоисточнику о противном старикашке, пьющем кровь наивных агентов по недвижимости, а с Матошиным это история о очень больном и очень влюбленном человеке.

Единственное, где мне Иобадзе показался значительно уместнее Матошина - прости, любимый! - так это в конце, когда Граф с Миной погибают, зажатые в кольце новоявленных охотничков. Матошин как будто и не противится неминуемой кончине: лишь склоняет голову на грудь своей возродившейся жены в предвкушении забытья. Иобадзе же настолько яростен, настолько неуемен в своем желании обратить, поработить, осквернить, что до последнего момента веришь: чудовище слишком сильно, оно вырвется и улетит прочь из круга святой воды, плачущих зеркал, не может оно погибнуть от рук этих смешных, неумелых англичан...

Почему смешных? Потому что Ван Хельсинг в исполнении неподражаемого Леушина - единственный в отряде "воинов света", кто действительно может как-то противостоять Дракуле своим старым распятием и бесконечной верой. Остальные - недалекий Моррис, подлый Стюард, бесхребетный Ренфильд, да влюбленные дураки Артур Холмвуд и Джонатан Харкер, никак не разумеющие, что не могут ничего дать своим обожаемым девочкам. В интерпретации Валерия Беляковича эта история в том числе и о женском отчаянии, ведь в бесправной Викторианской Англии Мина и Люси могут обрести свободу только вместе с клыками Носферату.

Думаю, что этот спектакль следует смотреть сразу после "Портрета Дориана Грея", как в порядке печати обоих романов. Поглядеть на метаморфозу, охватившую Британское общество за каких-то семь лет. Еще во времена "Дориана" оно ухмылялось и плясало, и купалось в собственном пороке, зная, что жертва лишь одна - идеальный человек Дориан Грей, а им ничего не грозит. Ну а теперь, когда зловещий, неброско одетый Граф Д шагает посреди них, играюче впиваясь в шеи не только вздорных девиц, но и таких, казалось бы, далеких от сладкого порока людей, как агентов по недвижимости, оно растерялось. Оно крадется в три погибели в темноте под мрачную музыку, само неотличимое от легиона Дракул - и вглядывается, вглядывается в зеркала. Кто из нас Граф Д - уж не я ли сам? Отражаюсь ли я все еще там - или слишком поздно?.. Ван Хельсинг предлагает и зрителю напоследок посмотреть в обманчивое стекло, и сам облегченно вздыхает, увидев в нем себя.

Есть для нас надежда, есть целый век впереди, чтобы исправиться. Главное, не забывать о своем отражении, о своем портрете - кому что - и полировать, тщательно полировать, не давая исчезнуть и зарасти гнилью. И, может, еще ненадолго останемся людьми...






@музыка: Virelai - Bonden og Kragen

@настроение: надеюсь, жары не будет

@темы: театральное

14:22 

"Портрет Дориана Грея" на Юго-Западе

утомленный анатом
В салоне Дориана Грея я оказалась совершенно случайно. Заказывать билеты пришлось еще из США, а просить оплатить их в долг- чуть ли не случайных знакомых. Собственно, я хотела попасть на Гамлета или Калигулу(на культовый юго-западный МиМ даты приезда уже не позволяли). Но когда на мольбы мои и пения наконец откликнулась знакомая, она, любезно забронировав места на Дракулу, предложила заодно глянуть именно Дориана - и я покорно решила кушать, что дают.

Шла на спектакль с двояким чувством - вроде у Юго-Запада мне пока нравилось решительно все, но первоисточник я в последний раз прочла классе в шестом, и ничего не запомнила, кроме, собственно, стареющей картины и поцелуя между Дорианом и Бэзилом. Да, и еще Сибиллу - утопленницу вспомнила - но это только потому, что исполнявшая ее в экранизации милашка Рейчел Херд-Вуд издевается над чувствами молодого бисексуала еще со времен "Питера Пэна". Какой уж там Бен Барнс!
И знакомых лиц, кроме Олега Леушина, Елены Шестовской и Фарида Тагиева в программке видно не было - тоже печальный знак. Так что сидела я, отключала телефон, прогоняла из головы назойливую Херд-Вуд, да кусала ногти, пока...

Пока спустя буквально десять минут действия я уже позабыла о любых сомнениях в спектакле. В этой постановке зритель уподобляется Дориану, он слаб, беспомощен, легко искушаем - и, не удержавшись, взглянув один раз на чудо-портрет, оказывается заключен в нем навсегда.

Ведут спектакль вышеупомянутые Леушин и Тагиев, в ипостасях Белого и Черного... Слушайте, детки - жило-было Белое, седокудрое, пучеглазое и смешное, верило в людей, наставляло их ненавязчиво на путь истинный, радовалось успехом и от неудач не унывало. И жило Черное, высокое, стройное, красноречивое, с чумовой стрижкой, и не сиделось Черному на месте - скучно ему было - и давай оно дразнить Белое, и гнуть, что, мол, зря старик старается, человек по природе своей существо насквозь гнилое. Гнуло Черное, гнуло - и в конце концов даже Белое не выдержало, и заключили они с Черным пари. Создадут они, значит, в четыре руки Идеального Человека и ни один из них не будет склонять его ни к добру, ни ко злу - пусть сам разбирается.

И явилась стараниями Белого с Черным на сцену самая настоящая куколка - исполняющий Дориана Михаил Грищенко настолько красив засахаренной, безупречной мальчишеской красотой, что создается ощущение, что его отлили на заводе специально для спектакля. И стоит эта куколка, улыбается улыбкой блаженного, не замечая вокруг себя ни безумной влюбленности художника Бэзила, ни того, что хитрожопое Черное уже нарушает правила игры, и, обернувшись циничным обаяшкой Лордом Генри, норовит склонить Дориана ко всяческим излишествам.

Хорошо, чертяка, склоняет - Тагиев с таким смаком проповедует о том, как быстротечна красота, и как пожалеть о поступке куда приятнее для души, чем жалеть о его несовершении, что у самой зашевелился внутри глист сомнения: а не в помойку ли я сливаю свои 18 лет, не зря ли они прожиты, как быстро годы изомнут мне Богом данное лицо и придется добиваться расположения людей собственными силами?.. Неудивительно, что Дориан тоже испугался. Испугался, повелся, и спрятал у себя нарисованный Бэзилом портрет.

И обвинить нашу златовласую куколку никак в этом поступке нельзя. Ведь чего страшного в том, чтобы попробовать, рискнуть? Ну сводит тебя Лорд Генри один разочек в театр, где ты будешь смеяться над грехами других вместо того, чтобы раздумывать над своими. Да так ли важен этот ваш грех? Один грешок - один штришок на красивой картинке, мы его скроем, если перевесим портрет чуть-чуть подальше в тень... Но вот множество мелких пороков сливаются в гнилое пятно, мозолящее нам голубые глазки - и вот Дориан уже прячет портрет в подвал, и грешит в свое удовольствие, ведь съеденные в темноте пирожные не содержат калорий, в невидимом грехе не нужно каяться...

Да и стоит ли каяться перед тем кругом, в котором вынужден вращаться Дориан? Черное так легко смешалось с ним не без причины. Под Audiomachine и ES Posthumus на сцену выплывает Викторианское общество в черных одеждах, со зверски изукрашенными лицами, и то кружится в чинном танце, то хаотично дергается под музыку, то толпой отстраненных призраков скрывается под черными балахонами, то вдруг начинает неестественно и страшно смеяться... Они неискренни и хладнокровны, приличия для них дороже духовных нужд. Единственный чистосердечный в спектакле человек - Сибилла Вейн, актриса, уставшая от профессионального вранья и жаждущая хотя бы в жизни правды - дорого платит за свою прямоту. Тонет, скрывается под поверхностью Темзы где-то за сценой, а вместе с ней - объедки невинности Дориана, которую с неприличным хрумканьем разделили между собой Черное-Генри и Приличное Общество.

Даже самый отстраненный участник действия - зритель - в этом действии не безгрешен. Мы хотим актеров; они нас отторгают; они нас разрушают. Спектакль до краев переполнен чувственностью, дамы щеголяют откровенным декольте, у мужчин во фраках до пупа расстегнуты рубашки, а Дориан и Лорд Генри и вовсе остаются полуобнаженными большую часть спектакля. Девушка в зале пересиливает себя, чтобы вслушиваться в изобличающий монолог, а не вглядываться с жадностью в блестящее, прекрасное, искусительное тело. Бэзил и Дориан Грей целуются взазос. Стареющая женщина на соседнем кресле с шумным вздохом выпрямляется - но гонит прочь явное отвращение, желая узнать продолжение. Во втором действии на сцене происходит едва ли не оргия, в тусклых рыжих софитах растрепанная труппа лежит, полупьяно смеясь, жмурясь, ласкаясь, силясь узнать ночных партнеров, вспомнить хотя бы имя. Опустошенный зал безмолвствует. Ни у кого не находится сил даже изумиться происходящему разврату, как будто это нас с вами Дориан Грей легко поднял, пришпилил к стене, иссушил до дна...

Весь спектакль пересказывать бессмысленно. Скажу только, что в конце второго действия я с трудом могла поверить, что стоящая на сцене горгулья, прикрывающее искаженное рыло золотистыми волосами - это и есть наша милая куколка, наш прелестный Дориан, наш Прекрасный Принц. Даже Черное отшатывается от него, впервые встретив демона искушенней себя.

И все-таки он в конце концов раскаивается, и позволяет собственным грехам измолотить себя в прах до Страшного Суда. Значит, надежда есть, человек все же чист по природе - или хотя бы стремится к Чистоте? Черное так не считает. Снова с горящими от предвкушения глазами оно предлагает Белому - П-п-пари?...- И Белое смотрит в зал, смотрит прямо на меня и на вас, и я, лишенная речи, околдованная борьбой страстей в человеке, киваю - да, да, соглашайся, конечно, соглашайся! Мы и наши Боги всегда будем охотнее всего созерцать чужое падение.

Поэтому и вы не врите себе, а идите в Театр на Юго-Западе, возьмите себе билет на второй ряд и смотрите прекрасный спектакль "Портрет Дориана Грея". Аплодируйте чудесному Грищенко, демоническому Тагиеву, в которого я не зря верила еще со времен Артура Холмвуда, трепетному Бэзилу Сергея Бородинова, кратким моментам сумасшествия Сибиллы - Алины Ивановой, и потрясающей массовке в черном гриме, так стильно и зловеще высмеивающей лицемерные викторианские - а викторианские ли? - приличия...

10 из 10.

И фото, чтобы еще чуть-чуть подразнить:



@настроение: опять туда хочу.

@темы: театральное

12:34 

Люблю грозу, люблю театр.

утомленный анатом
Весь день Москва плавилась от тридцатиградусной жары, а всю ночь небо все раскалывалось от неистовой грозы, пожаловавшей в наши сонные Юго-Западные угодья. Плакала сальными дождливыми слезами кривая береза за окном, на которой, как я в детстве была уверена, раскачивались по ночам привидения. Во дворе кричала от пьяного восторга застигнутая врасплох парочка, которую я, скорее всего, в детстве тоже знала, только вот позабыла лица и имена.

Хорошая была гроза - смыла окурки с подоконника и мигрень с висков. Сидела чуть ли не до самого рассвета, жалела, что нет свечки зажечь подаренный на ДР хрустальный подсвечник в виде черепушки, да начеркивала в истрепанной записной книжице неизменные восторги о творчестве Театра на Юго-Западе. Была в этом сезоне на двух спектаклях - старом добром "Дракуле" и на новой фантазии Олега Леушина, "Портрет Дориана Грея". И пришла к выводу, что этот маленький душный театрик с крохотным зальчиком, скаредными декорациями и циничными шутками на самую возвышенную тему просто не умеет меня разочаровывать.

Рецензии впереди!

@музыка: Audiomachine - Ice of Phoenix

@темы: театральное

The Vampire Scene Shop

главная